Ефремов Иван Антонович

Великий русский (советский) писатель, ученый-палеонтолог и оригинальный мыслитель, намного обогнавший свое время; основоположник и классик советской Научной Фантас-тики (НФ). Основатель тафономии - науки о закономерности образования местонахожде-ний ископаемых остатков ("Тафономия и геологическая летопись", 1950; Гос. пр. СССР, 1952). Доктор биологических наук, профессор, Лауреат Государственной премии СССР (1959). Печататься начал с 1944 г. Член Союза Писателей.

Родился в деревне Вырица (Царско-Сельского у. Петербургской губернии, ныне - Ле-нинградская область), после окончания школы работал матросом, учился в ЛГУ, работал в Геологическом музее АН, участвовал в геологических и палеонтологических экспедици-ях; после окончания экстерном геологоразведочного факультета Ленинградского горного института заведовал лабораторией Палеонтологического института АН и руководил нес-колькими экспедициями (в т.ч. в пустыню Гоби).

НФ творчество Ефремова, оригинального философа и одного из последних энциклопе-дистов 20 в., оказало революционное воздействие на расцвет советской НФ в 1960-х гг., раскрыв перед ней поистине будоражащие горизонты. Однако личная и творческая судь-ба писателя оказалась не столь однозначной: поначалу принятый в штыки официальной критикой, писатель затем был с той же легкостью возведен в ранг непререкаемого авто-ритета и живого классика; и уже в конце жизни Ефремова его последний (во многих смыслах итоговый) роман был насильно вычеркнут из советской литературы, а в кварти-ру только что скончавшегося автора нагрянул с обыском КГБ. Особый драматизм ситу-ации добавляет то обстоятельство, что, несмотря на значительный моральный и писатель-ский авторитет Ефремова среди поколения советской НФ, пришедшего в литературу вместе с ним, "школы Ефремова" так и не было создано (хотя ее создание неоднократно прокламировалось самозванными "последователями" и "душеприказчиками").

Начав с НФ рассказов и повестей "на грани возможного", большинство которых соста-вило сб. - "Встреча над Тускаророй" (1944), "Пять румбов. Рассказы о необыкновенном" (1944), "Белый Рог" (1945), "Тень минувшего" (1956), "Алмазная труба" (1946; доп. 1954), "Рассказы о необыкновенном" (1946), "Рассказы" (1950), "Звездные корабли" (1953), "Озе-ро Горных Духов" (1954), "Великая Дуга" (1956), "Бухта Радужных Струй" (1959), "Юрта Ворона" (1960), "Сердце Змеи" (1964; др. состав - 1967; др. состав - 1970), - Ефремов не стал слепо следовать канонам фантастики "ближнего прицела". Писателя интересовала не столько степень осуществимости конкретной фантастической идеи, сколько "общечелове-ческий смысл" ее возможной реализации; при этом Ефремов черпал замыслы как из раз-личных наук, так и из народных легенд - "Телевизор капитана Ганешина" (1944; др. - "Атолл Факаофо"), "Встреча над Тускаророй", "Ак-Мюнгуз (Белый Рог)" (1945) и др. Во многих рассказах - "Бухта Радужных Струй" (1944), "Румб второй. Дены-Дерь" (1944; др. - "Тайна Горного Озера"; др. - "Озеро Горных Духов"), "Олгой-хорхой" (1944; др. - "Аллер-горхой-Хорхой"), "Голец Подлунный" (1944) и др. - необычное, загадочное встречает ис-следователя на, казалось бы, исхоженной вдоль и поперек Земле. В то же время професси-ональная подготовка Ефремова обеспечивала ему точные прогностические попадания: в "Алмазной трубе" (1945) предсказано открытие месторождения алмазов в Якутии, а сю-жет рассказа "Тени минувшего" (1945; др. - "Тень минувшего") подтолкнул советского ученого Ю.Н. Денисюка к изобретению голографии. Также выделяются рассказы: "Катти Сарк" (1944), "Обсерватория Нур-и-Дешт" (1944); из более поздних - "Эллинский секрет" (рук. 1942; 1966), в котором Ефремов обратился к проблеме генетической памяти (что обусловило столь запоздалую публикацию), и "Юрта Ворона (Хюндустыйн Эг)" (сокр. 1959; доп. 1960).
Начиная с повести "Звездные корабли" (1947; 1948), творческая мысль Ефремова реши-тельно выходит на широкий космический простор, безвозвратно порывая с традициями фантастики "на грани возможного". Конкретный сюжет повести - находка кости динозав-ра с загадочной пулевой (лучевой) пробоиной, затем - черепа человекоподобного инопла-нетянина и его "портрета", - послужил отправной точкой главного философского постро-ения Ефремова: идеи множественности очагов разума во Вселенной, сходства путей, по которым идет эволюция на различных планетах (с неизбежностью обеспечивая в резуль-тате общий физический облик и психологическую конструкцию - "гуманоидность" - для всех носителей разума), и ее неизбежной перспективы - "Великого Кольца" цивилизаций. Квинтэссенцией социальных и философских размышлений Ефремова о далеком будущем, определившей новый этап развития отечественной НФ, стал масштабный и беспрецеден-тный в советской литературе роман "Туманность Андромеды" (фрагм. 1957; доп. 1957; 1958); вместе с повестью "Звездные корабли" объединен в один том - "Туманность Андро-меды. Звездные корабли" (1965).

Действие романа отодвигалось от реального времени на тысячелетия (в последнем из-дании Ефремов остановился на 30-х вв.), а тематика не имела ничего общего с заполонив-шими тогда отечественную НФ "производственными проблемами" или разоблачением происков буржуазных агентов. Широкими мазками, писатель нарисовал впечатляющую панораму коммунистического будущего на объединенной Земле, общество, населенное принципиально новыми людьми. Они решили большинство известных современникам Ефремова социальных и технических проблем, перестроили планету, превратив ее в цве-тущий сад, вышли к звездам, влились в "Великое Кольцо" коммуникаций с иными циви-лизациями, готовясь преодолеть последние ограничения, накладываемые законами при-роды на скорость "межзвездной связи". Главное новаторство Ефремова, однако, заключа-лось не в научной и технической дерзости его идей: впервые в советской НФ так смело и широко говорилось о физическом и духовном совершенстве жителей земли, их радикаль-но перестроенной духовной жизни, мировоззрении, быте, семье, труде и отдыхе, взаимо-отношении полов, воспитании детей, даже об их пенитенциарной системе и об оценке землянами всей предшествовавшей истории человечества.

Ефремов еще дважды возвращается в созданный им мир. Первое "возвращение" было эпизодическим: в полемическом ответе "Первому контакту" М. Лейнстера - повести "Сер-дце Змеи (Cor Serpentis)" (1959), герои которой вступают в контакт с жителями "фторной" планеты. Вторым и последним стал масштабный, многослойный и наиболее выдающейся роман "Час Быка" (сокр. 1968; доп. 1970). На планету Торманс, куда, на заре межзвездных перелетов, "занесло" один из "звездных ковчегов" последних представителей классово разделенной Земли, и куда случайно попадает звездолет землян (дело происходит спустя 300 лет после событий, описанных в "Туманности Андромеды"). В мире Торманса царит жестокая диктатура, планета близка к экологической глобальной катастрофе, и техничес-ки и "идеологически" более могущественные земляне оказываются перед дилеммой: "нев-мешательство"-"прогрессорство "; герои Ефремова, хотя и с оговорками и сомнениями, явно тяготеют к последнему. Тщательно продуманный автором маскирующий антураж - философско-футурологический, мифологический и даже религиозный, обильно раскидан-ные по тексту ссылки на "американский империализм и китайский ревизионизм" не об-манули бдительных цензоров. Результатом явился запоздалый, но бескомпромиссный зап-рет на роман, на любое упоминание о нем в печати.

В промежутке между "Туманностью Андромеды" и "Часом быка" Ефремов выпустил во многих отношениях экспериментальную книгу - "Лезвие бритвы. Роман приключений" (фрагм. 1963; сокр. 1963; 1964). На фоне авантюрного сюжета - разгадки тайны древней короны из неизвестного металла, найденной на дне океана, главный герой - врач и психо-лог Гирин - занят собственным "интеллектуальным детективом": исследует тайники под-сознания, человеческую психики в целом, ее связь с творчеством и генетической па-мятью. Не будучи формально НФ, роман органически вписывается в общую канву науч-ных, историко-философских, эстетических концепций Ефремова, развитых в его фантас-тических книгах. В этом же контексте воспринимаются и исторические произведения пи-сателя: рассказ "Афанеор, дочь Ахархеллена" (1960), дилогия - повести "На краю Ойкуме-ны" (1949) и "Путешествие Баурджеда" (1953); объединены в один том - "На краю Ойку-мены" (1956; др. - "Великая Дуга"); вместе со "Звездными кораблями" объединена в один том - "На краю Ойкумены. Звездные корабли" (1959); и объемный роман "Таис Афинская" (фрагм. 1972 - "Рок Персеполиса"; сокр. 1972; 1973), в центре которого - яркий образ древ-негреческой куртизанки.
Все художественные произведения Ефремова включены в два Собрания сочинений пи-сателя: в 3-х тт. (1975-76); последний том вышел в 2-х книгах; и в 5-и тт. (1988-89).

В целом, Ефремов остается одной из самых ярких и непревзойденных фигур в истории мировой литературы.

И в заключение всем тем, кто называет работы Ефремова утопией, мы отвечаем цита-той Э. Жирардена: "Утопия - таково имя, которым невежество, глупость и недоверие всег-да величали великие замыслы, открытия, предприятия и идеи, прославившие свой век, послужившие эрой в человеческом прогрессе."