Маркузе Герберт

Герберт Маркузе (нем. Herbert Marcuse; 19 июля 1898, Берлин — 29 июля 1979, Штарнберг) — немецкий и американский философ, социолог и культуролог, представитель Франкфуртской школы.

Родился в еврейской семье в Берлине. Во время Первой мировой войны был призван в немецкую армию. В 1918 году Маркузе становится членом солдатского Совета, принимавшего участие в Ноябрьской революции и социалистическом восстании «Союза Спартака» (будущей Коммунистической партии Германии). Сговор руководства Социал-демократической партии Германии с реакционными кругами высшего немецкого генералитета и известие об убийстве фрайкорами Розы Люксембург и Карла Либкнехта, заставил его покинуть СДПГ, в рядах которой он состоял в конце войны. Вместе с тем, Маркузе, в отличие от большинства будущих представителей Франкфуртской школы, сохранил связь с организованным рабочим движением. После получения степени доктора литературы в 1922 году в Университете Фрайбурга некоторое время проработал в книжной лавке в Берлине. В 1928 году он возвращается в Фрайбург, чтобы продолжить изучение философии под руководством философа-экзистенциалиста Мартина Хайдеггера.

Затем испытал влияние фрейдизма и марксизма и стал работать в Институте социальных исследований (Institut für Sozialforschung) при университете Франкфурта-на-Майне вместе с Теодором Адорно и Максом Хоркхаймером. Вначале марксизм и фрейдизм не считались близкими учениями, но уже в начале 1930-х годов, когда были опубликованы рукописи молодого Маркса, «франкфуртцы» обнаружили в этих рукописях мысли по многим проблемам, широко обсуждавшимся среди фрейдистов.

После прихода нацистов к власти в 1933 году[прояснить] почти все члены института, в том числе и Маркузе, эмигрируют в США. Для него было большой неприятностью узнать, что значительная часть немецкой интеллигенции, включая его бывшего учителя Хайдеггера, приняла нацизм. «Франкфуртцы» были одними из тех, кто принес в Америку европейские традиции в образовании. Созданная ими в Нью-Йорке «Новая школа социальных наук» действует и сейчас (2007). Маркузе обращается к исследованию психологии коллектива и личности, его интересует, как общество может деформировать личность.

После 1945 года Маркузе работает в Германии экспертом американской разведки по денацификации. Он много времени посвящает выяснению, можно ли того или иного человека считать нацистом по убеждению, нацистом ради карьеры (как это сделал его бывший учитель Хайдеггер, вступивший в НСДАП, не желая расстаться с профессорским креслом), или же нацистом, ставшим таковым по принципу «все вступали и я вступал». После того как денацификация стала сворачиваться и разгорелась холодная война, Маркузе ушёл из разведки. Но за это время он успел поработать с колоссальным количеством документов. Особенно его заинтересовала советская пропагандистская и идеологическая литература. По ней Маркузе написал книгу «Советский марксизм», где было изложено подробное описание советского марксизма-ленинизма и его критика, как с точки зрения классического марксизма, так и с точки зрения Франкфуртской школы.

Несмотря на определённую эклектичность философии Маркузе, его философскую деятельность можно в общем разделить на этапы: до эмиграции из Германии в 1932 г., период с 1933 по 1941 г., завершившийся публикацией «Разума и революции», и заключительный этап, на который пришлись его наиболее известные работы.:7

Ранние взгляды Маркузе формировались под влиянием Гегеля, Д. Лукача и учителя Маркузе во Фрайбурге Хайдеггера. В самых ранних его работах рассматривалась возможность синтеза онтологии Хайдеггера с марксизмом. Маркузе трактовал хайдеггеровский интерес к личности как более практическую философию, «близкую к правде человеческого существования», противопоставляя её популярным в то время, но более абстрактным неокантианству и ортодоксальному марксизму. В ранних работах влияние Хайдеггера ощутимо, что сам Маркузе признавал и позже:210-211. По мнению Юргена Хабермаса, несмотря на уход от Хайдеггера, более поздние работы Маркузе необходимо рассматривать с учетом его влияния. Разрыв с Хайдеггером произошел в 1932 году, а после 1948 года Маркузе дистанцировался от своих соратников по Франкфуртской школе. В 1932 г. Маркузе защитил диссертацию по Гегелю «Онтология Гегеля и философия истории».

В книге «Разум и революция: Гегель и становление социальной теории» (1941, рус. 2000) Маркузе переосмысливает социальную и политическую философию Гегеля и описывает становление представлений об обществе за прошедшее столетие. Он приходит к выводу, что ключевым понятием для понимания Гегеля является идея Разума, наследуемая от Просвещения через Великую французскую революцию, а исключительная важность гегелевской философии заключается в установлении связи с социальной теорией и практикой. Идея Разума воздействует на движение истории как борьбу за Свободу. Философская система Гегеля, согласно Маркузе, была последней великой попыткой сделать мысль прибежищем разума и свободы:

Маркузе защищает Гегеля:23 от популярных в то время обвинений в создании философских предпосылок германского фашизма и трактует политическую философию Гегеля как основанную на немецкой идеалистической культуре и отстаивающую идею гражданского общества, соблюдающего права и свободы индивида, при этом роль государства состоит в обеспечении соблюдения этих прав. Маркузе осуществляет решительную критику позитивистской философии и находит корни германского фашизма в теориях, в отличие от Гегеля, трактующих общество в контексте природы и позитивизма: романтической философии государства Фридриха Юлиуса Шталя, исторической школе Фридриха Карла Савиньи и позитивистской социологии Огюста Конта. В этих теориях человек превращается из гегелевского активного субъекта мысли в пассивного субъекта восприятия. Эти антигегелевские тенденции сливались в конце ХIХ века с иррациональной философией жизни, и именно они создавали идейные предпосылки германского фашизма.

Тоталитарное правление уничтожает гегелевскую триаду семьи, общества и государства, и на её месте появляется некое всеобъемлющее единство, поглощающее личность. Философские принципы, провозглашающие «природные» принципы почвы и крови, призваны отвлечь внимание от социально-экономической природы тоталитаризма, в ходе становления которого общность превращается не в единение гегелевских свободных индивидов, а в «природный» организм расы. Маркузе перечисляет ряд теоретиков германского национал-социализма, для которых Гегель символизирует «ветхое, изжитое прошлое» и приводит слова наиболее яркого из них, Карла Шмитта: «В тот день, когда Гитлер пришёл к власти, Гегель, так сказать, умер».

Теория Маркса же означает конец классической философии и переход к принципиально новому порядку истины, которую нельзя истолковать в терминах философии. На смену гегелевской идее Разума приходит идея счастья. Маркузе пишет:

В книге также подробно рассматривается понятие Маркса об отчуждённом труде, имеющее большое значение для последующей эволюции философии Маркузе.

В дальнейшем взгляды Маркузе, изложенные в «Разуме и революции», претерпели изменения, однако он до конца жизни считал, что немецкая классическая философия по-прежнему актуальна в современной социальной и политической теории, при этом подчеркивая, что и Маркс, и Энгельс считали себя наследниками немецкого идеализма.:224

Высокую оценку книге дал Эрих Фромм. В целом «Разум и революция» оценивается как одна из лучших интерпретаций Гегеля.

В отличие от Маркса, Маркузе не верит в решающую роль рабочего класса, считая, что общество потребления развратило всех. В знаменитой книге «Одномерный человек» для Маркузе нет героев. Все жертвы и все зомбированы, никто не действует по собственной воле. На Западе человек одномерен, поскольку им манипулируют. Общество стало бесклассовым, но оно далеко от марксова идеала коммунизма. Вместо коммунизма получилось одномерное общество, неототалитарная Система, существующая за счет гипноза средств массовой информации, которые внедряют в каждое индивидуальное сознание ложные потребности и культ потребления. Революционная роль перешла к маргиналам и представителям авангардного искусства (тезис контркультура как наследник пролеткульта). Единственное, что они могут противопоставить Системе — это Великий Отказ, тотальное неприятие Системы и её ценностей.

В СССР сама идеология становится фактором отчуждения. Она гораздо грубее, чем на Западе, но тем самым дает людям некий шанс уйти от политики в культуру. Этим, по Маркузе, и объясняется развитие литературы и искусства в СССР вопреки диктату КПСС.

Труд Маркузе «Эрос и цивилизация», опубликованный в 1955 году, стал, наряду с трудами Леви-Стросса и Кон-Бендита, одной из ключевых работ эпохи начала «сексуальной революции»[источник не указан 1182 дня]. Эрих Фромм расценил книгу «Эрос и цивилизация» как искажение идей Фрейда.

В книге «Контрреволюция и бунт» он, исследуя причины поражения «Парижской весны» 1968 года, уже видит в студенческом движении детонатор, который должен запустить большой мотор рабочей революции. Маркузе считает, что «Парижская весна» потерпела поражения не только из-за ограниченности социальной базы. Он вводит новое понятие «превентивной контрреволюции», которая является не просто ответом реакционных классов на революцию, но которая может начаться «превентивно», то есть предварительно, ещё до того, как началась революция, точно так же, как прививка против болезни, вызывая эту болезнь в самой лёгкой форме, приводит в действие механизм иммунитета, делая человека невосприимчивым к самой болезни. Для противодействия этому нужно расширять социальную базу революции.

В СССР отношение к Маркузе было отрицательное, несмотря на то, что многие люди, восхваляемые советской пропагандой, как например Анджела Дэвис, были его непосредственными учениками.

Польский философ Лешек Колаковский рассматривал взгляды Маркузе как антимарксистские, так как они игнорировали критику Марксом Гегеля и теорию классовой борьбы; Маркузе отказался от них в пользу фрейдистской интерпретации человеческой истории. Колаковский делает вывод, что идеальное общество Маркузе «будет авторитарно управляться просвещенной группой, которые осознают себя через единство Логоса и Эроса, отбросив обременительную власть логики, математики и эмпирических наук»

Некоторые современные авторы находят влияние взглядов Ф. М. Достоевского на Маркузе.